Умываясь тобой...

Умываясь Тобой в родниковой прозрачной воде,
И вдыхая Тебя в аромате цветущего луга,
Я так долго искал Тебя. Ты оказалась везде...

И я снова встречаю Тебя абсолютно повсюду

Хромосомное
В каком-нибудь трёхтысячном году
Генетики наш код воссоздадут
И каждого вернут обратно к жизни.
А сможем ли мы жить при коммунизме
Такими,  как мы жить привыкли тут?

Освоить чудо-новшества легко,
Но кто позволит толпам дураков,
Охочих до всего, поразгуляться?!
Таких, пожалуй, нужно в изолятор,
Но много нас. Да где же взять такой?

Минуточку! Технический прогресс
Отправит тех, кто только что воскрес,
На целую отдельную планету.
Вдруг в космосе найдётся место где-то,
Что примет этот генный винегрет.

Землянин, оглянись по сторонам.
Не та ли то волшебная страна,
Что стала нашей родиной и домом?
Зачем нам рассуждать о хромосомах,
Не осознав, насколько жизнь ценна?

о перспективах
для разума принять небытие
не просто,
ужасающе не просто,
как цель всех перспектив,
как ту угрозу,
которой ждать тебя не надоест.
не здесь и не сейчас,
но точно в срок
отдельному тебе наступит крышка,
и все твои надежды слиться с высшим
не стоят даже этой пары строк.
всё то, что ты всегда считал собой —
привычки,
вкусы,
мысли и идеи —
навеки растворится в беспредельном…
и, голенький,
ступай себе домой

Серебрится

я в детстве верил в чудеса,
но не считал их чудесами.
я раньше мог лежать часами
и наблюдать, закрыв глаза,
как я лечу сквозь темноту
к чему-то, что я смутно вижу,
а это что-то словно ближе,
ещё чуть-чуть и будет тут.
оно похоже на цветок,
и я ныряю в глубь бутона,
а там — пустынно и бездонно,
но впереди за темнотой
опять искрится в серебре
родное ласковое нечто,
и я плыву ему навстречу...

и просыпаюсь на заре